Врачебная халатность примеры

Содержание

Можно ли подать в суд на врача за халатность и привлечь его к ответственности

Врачебная халатность примеры

Небрежность, невнимательность, недобросовестность — всё это синонимы часто встречающегося в употреблении слова «халатность». Халатное отношение к работе может быть у любого сотрудника, но в зависимости от должности меняется его ответственность. Например, подобное отношение к работе медиков недопустимо, так как они несут ответственность за пациентов.

Что охватывает определение «халатность врача»?

Не все действия, повлёкшие за собой отрицательные результаты для пациента, можно характеризовать, как врачебную халатность.

Итак, что же такое халатность врачей? Это понятие, которое означает неоказание, а также несвоевременное или несоответствующее предоставление помощи медицинским сотрудником, организацией в результате чего был причинён вред жизни или здоровью пациента.

К сожалению, пациенты не всегда знают, что стали жертвами врачебного безразличия в связи с этим недобросовестным врачам это сходит с рук.

Прежде чем обвинить доктора в небрежности, нужно убедиться, что его действия не являлись результатом врачебной ошибки, неграмотности или невнимательности.

Чаще всего безразличие врачей может проявляться:

  • при жалобах пациента медик невнимательно их выслушивает, в результате лечение может быть назначено неправильно;
  • обследование, осмотр проводятся неполноценно и некачественно;
  • в период реабилитации пациента невнимательное наблюдение за состоянием больного может привести к осложнениям;
  • в связи с завышенной самоуверенностью неправильно истолковываются симптомы заболевания, вследствие чего ставится неправильный диагноз и назначается неверное лечение;
  • нарушение профессиональной этики;
  • прекращение лечения раньше предусмотренного срока или же, наоборот, его затягивание.

На каждом из этих этапов врач может проявить безразличие и недобросовестность, что в результате приведёт к некачественному лечению больного, вызовет ухудшение его состояния.

Привлекаем врача к ответственности

Граждане, столкнувшиеся с врачебным безразличием, или их родственники могут привлечь врача к предусмотренной законодательствам ответственности:

  • дисциплинарной;
  • материальной (лишение премии, наложение штрафа);
  • гражданско-правовой (требование возместить моральную и материальною сторону причинённого ущерба);
  • уголовной (наложение ареста на медработника).

Для привлечения врача к ответственности необходимо предъявить подтверждения его небрежности, в качестве их можно использовать:

  • описание в медицинской карте, записи о назначенном лечении, заключение о проведённом осмотре;
  • заключение медицинских работников из независимых организаций;
  • свидетельские показания сотрудников больницы.

Чем больше подтверждений пострадавший соберёт, тем больше шансов на то, что недобросовестного сотрудника накажут.

Министерство здравоохранения

Минздрав — это исполнительный орган гос. власти, занимающийся правовым регулированием в таких сферах, как:

  • охрана здоровья, оказание и профилактика медицинской помощи населению;
  • страхование жизни (обязательное медицинское);
  • контроль качества, безопасности медицинских препаратов;
  • проведение судебных медицинских экспертиз.

Данная организация является высшей инстанцией в медицинской области, и уполномоченные лица обязаны вынести решение по поступившей жалобе. Обычно это дисциплинарные взыскания в отношении недобросовестного сотрудника или увольнение, которое может настигнуть не только работника, но и его руководителя.

Смерть несовершеннолетнего

Если недобросовестная деятельность мед. сотрудника привела к смерти пациента Уголовный кодекс РФ ст. 293 часть 2 предусматривает наказание:

  1. В виде принудительных работ сроком на пять лет, с последующим отстранением от медицинской деятельности до трёх лет.
  2. Ограничением свободы до пяти лет, с последующим лишением медицинской практики свыше трёх лет.

В случаях гибели от действий медработника ребёнка наказание будет в соответствии со статьёй УК РФ 293, ч. 2, так как последствия за гибель в случае халатности не имеют отличий независимо от возраста скончавшегося.

Состав преступления по ст. 293 УК РФ

УК РФ статьёй 293 предусмотрены действия, относящиеся к халатным и распространяющиеся непосредственно на все сферы деятельности. Что касается медицины, то к действиям подобного характера относят:

  • оказание помощи несоответствующего характера;
  • отсутствие действий по оказанию помощи.

Любое действие/бездействие может повлечь за собой последствия, влияющие на состояние морального или физического здоровья пациента.

Как гласит ст. 293 УК РФ привлечь к ответственности возможно должностное лицо, не исполняющее, или недобросовестно выполняющее порученные ему обязанности.

Лицами, относящимися к должностным сотрудникам, признаны граждане выполняющие обязанности представителя власти временно или постоянно, а также занимающиеся распорядительной, организационной, административно-хозяйственной работой в гос. органах, гос.

и муниципальных учреждениях. Является ли врач должностным лицом? Ст. 293 УК РФ оговаривает ответственность в случае нарушений своих обязательств для всех должностных лиц.

В сфере медицины к таким лицам относятся главврачи и их заместители, заведующие отделениями, главные и старшие медицинские сёстры. Обычные сёстры и доктора не относятся к должностным лицам и привлекаются к ответственности по другим статьям.

В составе преступления, связанного с врачебной безответственностью, выделяют:

  • объект. Важно учитывать должностные обязанности врача, что позволит понять имело ли место неисполнение обязанностей в связи с нежеланием, ленью или это пренебрежительное отношение к работе;
  • субъект. Медработник или руководитель организации чья деятельность привела к усугублению здоровья или повлекла за собой смерть больного;
  • ущерб. Учитываются масштабы вреда, причинённого здоровью больного.

Если все перечисленные признаки имеются, то действия медика будут расцениваться как преступное деяние, за которое его можно привлечь к ответственности.

Куда жаловаться на халатность врачей?

Наткнувшись на халатность врачей, куда обращаться, и как наказать недобросовестных работников, это вопросы основные, которые возникают у пострадавших.

Для привлечения к ответственности медработника пострадавшее лицо может обратиться в ряд инстанций:

  1. Первое место, куда надо обратиться, это к руководству врача, проявившего безответственность, то есть к главному врачу медицинского учреждения, в котором он работает. Заявка подаётся в вольной форме, в документе необходимо указать все действия или бездействия врача, в результате, которых был причинён вред.
  2. Следующей инстанцией является Минздрав, в данную организацию обращаются только, если главврач проигнорировал поданное обращение. В министерство также пишется заявление в вольной форме, аналогичное тому что было подано главврачу, но добавляется ещё и запись о том, что руководство клиники проигнорировало его.
  3. Прокуратура занимается проверками различного характера независимо от организаций и лиц, на которых будет написано заявление.
  4. Росздравнадзор, в данную инстанцию подаётся обращение одновременно с заявлением в прокуратуру. Документы по содержанию должны быть одинаковыми.

Часто возникает вопрос о том, как подать в суд на врача за халатность? В подобном случае, чтобы подать в суд на врача за халатность, необходимо пройти все вышеперечисленные инстанции. Так как без осуществления прокурорской проверки и Росздравнадзора у пострадавшего не будет на руках выявленных данными организациями доказательств.

В суд обращаются чаще всего, желая взыскать моральный, материальный ущерб с медработника или организации, а также с целью обжалования решений вышеперечисленных инстанций.

Пишем жалобу на врачебную халатность

Заявка для главного врача и министерства здравоохранения пишется в произвольной форме, но при подаче в прокуратуру и Росздравнадзор необходимо учитывать, что в тексте документа должны присутствовать такие пункты:

  1. В правом верхнем углу необходимо указать организацию, в которую документ будет направлен, куму (ФИО), и от кого (ФИО).
  2. Далее следует подробно описать возникшую проблему начиная с даты обращения к врачу, поставленный диагноз, назначенное лечение, действие или бездействие медицинского сотрудника.
  3. Сведения о сотруднике, проводившем медицинское лечение или обследование (ФИО).
  4. Если было обращение к главврачу медицинского учреждения, необходимо указать, был ли дан ответ, какие меры приняты в отношении врача, или заявление было проигнорировано.
  5. Выражается просьба о проведении проверки конкретного врача его действий, и привлечение его к ответственности.
  6. Указывается перечень предлагающихся к жалобе бумаг.
  7. Подпись и дата заявителя.

Пример:

Главврачу городской поликлиники № 15

г. Кировск Гусевой А.Ю.

от Киселевой Ж.А.,

проживающей по адресу г. Кировск

ул. Льва Толстого, д.5, кв.15

Жалоба.

Сообщаю, что 25 февраля 2018 г. обратилась в городскую поликлинику №15 к терапевту Сидоровой О.Ю. с жалобами на кашель, слабость, головокружение.

При осмотре доктор измерил температуру, которая на тот момент была 37,6, бегло послушала и поставила диагноз ОРЗ, выписав Кагоцел для профилактики вирусных заболеваний и сироп от кашля Амбробене. Следующий приём был назначен на 1 марта 2018 г.

за этот период моё самочувствие ухудшилось, температура не спадала, вставать с кровати стало совсем тяжело. Придя на приём, врач проведя осмотр выписала другие лекарства, вечером этого же дня я вызвала скорую помощь, персонал которой забрал меня в больницу № 22 г.

Кировск с подозрением на пневмонию. После обследования мне поставили диагноз правосторонняя пневмония. Лечение в стационаре заняло три недели.

Прошу Вас провести разбирательство в отношении терапевта Сидоровой О. Ю., так как считаю действия врача некомпетентными с ярко выраженной халатностью при установлении диагноза.

К жалобе прилагаю:

  1. Ксерокопию диагноза с назначенным лечением Сидоровой О.Ю.
  2. Копию диагноза, поставленного при обследовании в больнице №22 г. Кировска.

2 апреля 2018 г. Киселева Ж.А.

Примеры из практики

Халатность врачей, пример из жизни №1

Гражданка Симонова А.Н. 50 лет, обратилась к врачу с сильными болями в нижнем правом боку, после обследования был поставлен диагноз аппендицит. Операция была назначена в этот же день, противопоказаний для её проведения у пациентки не было. Но через несколько дней она скончалась.

Дочь умершей подала заявления во все возможные инстанции для проведения разбирательств. Вскрытие покойной показало, что в процессе операции врачом был зашит ватный тампон, который вызвал сильный абсцесс, приведший к смерти Симоновой А.Н.

В результате выявленных нарушений и некомпетентности против заместителя главврача, взявшегося за проведение операции, и его ассистента, которым был дежурный врач, возбудили уголовное дело.

Обвиняемые в халатности были признаны виновными и осуждены на 5 лет ограничения свободы с последующим отстранением от работы ещё на 3 г., в соответствии с ч. 2, статьи 293 УК РФ халатность врачей,  которая повлекла за собой смерть больного.

Пример №2

Савельева А.П. обратилась к отоларингологу городской больницы с жалобой на непрекращающийся насморк и периодически возникающие сильные головные боли. Доктор Мязенцева Е.С. выписала капли Пиносол и промывание носа соляным раствором.

Через пять дней придя на приём улучшения не были заметны, и было рекомендовано продолжать лечение данными препаратами. К следующему приёму состояние Савельевой ухудшилось, головные боли стали постоянными, а выделения из носа приобрели зеленоватый оттенок.

Но несмотря на это доктор выписала пациентку, сославшись на то что больничный продлить дальше, она не может. После этого Савельева обратилась в частную клинику, где ей был поставлен диагноз гайморит, получив более квалифицированное лечение, она решила написать жалобу главврачу городской поликлиники.

Рассмотрев жалобу Савельевой, руководством было принято уволить врача, так как оказалось, что это уже не первая поступившая на неё жалоба.

Пример №3

Гражданка Петрова О.В., планируя завести ребёнка, решила обратиться к заведующей отделением гинекологии женской консультации № 4 г. Псков, принять пациентку врач согласилась, но только на платных условиях.

В результате осмотра заведующая назначила дорогостоящие препараты, ссылаясь на, то, что данные медикаменты поспособствуют скорейшей беременности. Во время отпуска, находясь в родном городе, Петрова по рекомендации лучшей подруги посещает её знакомого врача гинеколога.

После осмотра и взятия всех необходимых анализов было установлено, что Петрова является абсолютно здоровой и полноценной женщиной. В приёме выписанных лекарств она совершенно не нуждалась более того, как объяснила ей местный гинеколог данный препарат являлся новым, и по последней статистике вызывал сильнейшую аллергию у большинства его принимающих.

По возвращению Петрова пришла на приём к ведущему её врачу, и задала вопрос, по поводу выписанного препарата. Внятного ответа она не получила. Решила пообщаться с пациентками, сидящими к ней на приём, и оказалось, что данный препарат она выписывала всем.

После выясненного Петрова написала жалобу в Минздрав с просьбой провести проверку по поводу назначаемого медикамента. По результатам проверки было выявлено, что заведующая гинекологией получала денежные подарки от фирмы-производителя за то, что выписывала своим пациенткам данное лекарство. Врач был снят с должности.

Недобросовестная работа врачей приводит к довольно печальным последствиям и не только для пациентов, но и для самих медработников. Несмотря на это, граждане довольно часто сталкиваются с некомпетентностью медиков.

Не стоит игнорировать подобные действия, необходимо незамедлительно обратиться к руководству клиники, в которой работает такой врач.

Но прежде чем писать жалобу, необходимо разобраться, действительно ли это небрежность врача или всё-таки медицинская ошибка.

Источник: https://provolochek.ru/medicina/halatnost-vrachej.html

13 жутких примеров преступной халатности медиков

Врачебная халатность примеры

Врачебные ошибки – это та категория оплошностей, результаты допущения которых люди воспринимают наиболее болезненно. Как можно оправдать ошибкой потерю человеческой жизни? Но именно потому, что все мы – живые люди, иногда такие случаи и происходят.

Врачебные ошибки только в Америке приводят ежегодно к более чем 250 тысячам смертей, что составляет около 9,5% от числа общей смертности.

1. Вспомнить все нельзя забыть – поставьте запятую

Самая распространенная врачебная ошибка – это забытые и зашитые внутри пациента хирургические принадлежности. Такая, невинная на первый взгляд, погрешность может привести к абсолютно плачевному исходу.

Поэтому всегда в операционной поддерживается тотальный контроль за всем инвентарем, включая каждую нитку или салфетку. Но даже при таком контроле бывают случаи недосмотра и халатности медработников.

Так, в Допрополье внутри пациента был забыт двадцатисантиметровый зажим во время операции по удалению аппендикса. До того как эта штуковина была обнаружена и удалена, человек прожил с ней 5 лет.

2. Пришили и забыли

Намного хуже получился результат у врачей из Москвы. К тонкому кишечнику случайно была пришита немаленькая салфетка, что привело к летальному исходу сразу после операции.

3. Перестарался эскулап

Много ошибок происходит по неопытности. Но как можно назвать неопытным заведующего хирургическим отделением из Новосибирской области. Делая простую операцию по удалению аппендикса, он умудрился перерезать подвздошную артерию, что сразу привело к смерти человека от обильного кровотечения.

4. Пойман, но не вор

Из австралийской психиатрической лечебницы сбежал буйный пациент. Полиция тут же бросилась на поиски. Пойманный больной был сразу в наручниках доставлен обратно в клинику. Там, переодев его в уже более привычную для таких мест смирительную рубашку, доктора от души подлечили беглеца психотропными препаратами.

И только через некоторое время бедолаге удалось вынырнуть из наркотического состояния и объяснить своим мучителям, что поймали не того. Жертвой стал абсолютно здоровый и абсолютно посторонний мужчина.

Все закончилось хорошо, если не учитывать тот факт, что «псих» еще некоторое время провел под очистительными капельницами.

5. Папа может все, что угодно

Папа даже может, по чьей-то ошибке, не стать папой. Именно так произошло в нью-йоркской клинике искусственного оплодотворения. Родители заподозрили что-то неладное сразу после рождения ребенка. Малышка была абсолютно не похожа на отца, а именно, в отличие от родителей, она была темнокожей.

Как оказалось в результате проведенного в клинике расследования и теста ДНК, просто были перепутаны пробирки с биоматериалом. В результате отцом долгожданной дочери стал совсем чужой человек.

Если не брать во внимание моральный и социальный аспект проблемы, можно сказать, что все также обошлось более или менее благополучно.

6. Врач-зубочистка

Невероятная история произошла с солдатом британской армии 25-летней Элисон Дайвер. Когда их часть находилась в Германии, Элисон сломала два передних зуба. По непонятным причинам, она обратилась не к военному стоматологу, а к незнакомому гражданскому лекарю.

Так как местная анестезия на нее не действовала, она согласилась на общую. Каково же было удивление Элисон, когда после пробуждения она не обнаружила доктора, но нашла возле себя пакетик со всеми своими зубами. Так и остались неизвестными причины, побудившие нерадивого стоматолога на такой поступок.

Молодой же девушке пришлось потратить немало времени и усилий на полное протезирование ротовой полости.

7. Влево – сено, вправо – солома

Наверное, неплохо было бы использовать это простенькое правило хирургу из города Тампа, штат Флорида. Подзабыв элементарные знания он умудрился перепутать и ампутировать 52-летнему пациенту Вилли Кингу вместо правой ноги – левую. Скандал не удалось замять, и клиника вместе с хирургом лишились более миллиона долларов, отдав деньги в качестве компенсации больному.

Как и в предыдущем случае, речь пойдет об элементарной невнимательности. В 1892 году десятилетний мальчик Томас Стюарт, играя ножом, повредил себе один глаз, в результате чего утратил часть зрения.

Полностью ослепнуть ему помог доктор. Посчитав, что поврежденный глаз нужно удалить, он по ошибке удалил мальчику абсолютно здоровый орган.

Можем только догадываться, какое наказание несли врачи за свои ошибки более ста лет назад.

9. Облучение и лечение

На пациента, страдавшего раком языка, обрушилось еще большее несчастье. Джером Паркс – так звали больного – в течение нескольких дней ошибочно получал облучение, направленное на другие здоровые органы, в частности и на мозг. Следствием этого стала полная утрата слуха и зрения пациента. Невыносимые муки несчастного облегчила уже только смерть.

10. Продезинфицированный пациент

Также фатальным исходом закончилась ошибка медсестры Верджинии Мейсон. Она, невнимательно прочитав надпись на упаковке, сделала пациентке инъекцию дезинфицирующего раствора. 69-летняя Мэри МакКлинтон не пережила такой халатности.

11. Легкие вместо желудка

Как ни печально, но и этот случай относится к летальным. 79-летний пациент из Сан-Франциско Юджин Ригс страдал болезнью, которая не позволяла ему полноценно питаться через пищевод. Пищу ему планировали вводить через специальный зонд, который должен был проходить по пищеводу.

Но зонд был ошибочно введен не в пищевод, а в трахею, то есть в легкие. Мало того что зонд уже мешал нормальному дыханию, так в легкие стала поступать еще и пища. Ошибка была обнаружена достаточно быстро. С удалением остатков инородной массы из легких Юджин и врачи пытались справиться еще несколько месяцев.

Но эту борьбу за жизнь он все-таки проиграл.

12. Нервный врач хуже врачебной ошибки

36-летний Нел Радонеску из Румынии должен был перенести плановую операцию по исправлению патологии яичек. Но доктор Наум Чому внес свои коррективы в ход операции. Вспыльчивый характер врача сыграл с ним злую шутку.

Случайно задев во время операции уретру, эскулап так разозлился, что отрезал пациенту половой орган. Угомониться доктор смог, только нарезав орган кусками. Предсказуемо, что этот хирург через суд был навсегда лишен врачебной лицензии и обязан оплатить операцию по восстановлению изуродованного органа.

При этом часть кожи для операции была взята с руки неуравновешенного доктора.

13. Мальчик, девочка – не важно, главное, чтобы человек был хороший

И напоследок приведем самые безобидные врачебные ошибки. Их, наверное, может рассказать по несколько штук каждая мама. Это классические ошибки при определении на УЗИ пола будущего ребенка.

Так, один доктор обещал мальчика, показывая на экране большой «половой бугорок» (определение, наверное, понятное только этому доктору). Другой, на 22-ой неделе беременности, опять же на мониторе компьютера, отчетливо видел мошонку и гордо демонстрировал ее родителям.

Как вы сами можете догадаться, в обоих случаях родились девочки.Казалось бы, оплошность безобидная, но именно такая врачебная халатность чуть не стоила жизни двум китайским гражданам.

Ксианлианг Шен, только-только став отцом нежелательной дочери, до полусмерти избил бедную жену и совершил вооруженное нападение на доктора, обещавшего сына.

Можно принять такие оправдания врачебных ошибок, как усталость, неопытность, случайное стечение обстоятельств, невнимательность и многие другие, присущие живому человеку, черты. Но ни одно оправдание не будет столь весомым, чтобы восполнить утрату здоровья или унять боль от потери близкого человека.

Источник: https://womanadvice.ru/13-zhutkih-primerov-prestupnoy-halatnosti-medikov

Доктор не помог: как халатность врачей губит жизни их же коллег

Врачебная халатность примеры

В Твери, не дождавшись помощи, от инфаркта умерла врач-педиатр. Спасти женщину не смогли ни сотрудники «скорой», ни коллеги по больнице, где она проработала 19 лет. Наказать виновных за халатность теперь пытается ее дочь, но юристы сомневаются в успехе. Почему в экстренной ситуации люди остаются один на один со своей бедой, разбирались «Известия».

Меня нет

Нина Александровна Азизова — детский врач ЛФК. Более 19 лет она проработала в Тверской городской клинической больнице №6. Вечером 30 октября женщина почувствовал себя плохо и позвонила старшей дочери Алене.

«Она сказала, что ей плохо, кружится голова, боли в сердце. Я вызвала такси, поехала к ней домой. Оттуда уже вызвала скорую помощь.

Приехала бригада, врачи сняли ЭКГ и приняли решение везти маму в больницу», — вспоминает Алена в беседе с «Известиями».

Казалось бы, здесь можно надеяться на быструю и квалифицированную помощь. Но всё вышло наоборот. Ждать врачей в приемном отделении Алене с матерью пришлось 40 минут.

Когда к больной наконец пришел терапевт, то стало ясно, что нужно вызвать дежурного кардиолога.

«Спустя примерно 20 минут терапевт вернулась без него, сообщив, что кардиолог отказался идти в приемное отделение, посоветовав сделать рентген», — пишет Азизова в своем заявлении в прокуратуру (текст заявления есть в распоряжении редакции. — Прим. ред.).

Чтобы не терять времени, девушка сама пошла за специалистом.

Автор цитаты

«В коридоре меня встретила медсестра, спросила цель визита и направилась в кабинет кардиолога. Я осталась в коридоре, но дверь была открыта, и я услышала их разговор. Кардиолог просил медсестру сообщить мне, что его нет», — описывает ситуацию Алена.

Тогда она сама подошла к врачу и потребовала оказать помощь ее матери. Осмотр специалист провел, но никаких проблем не обнаружил. «Сообщил, что не видит проблем со здоровьем, за исключением уровня лейкоцитов, и ему нужны рентгеновские снимки грудной клетки.

Посоветовал сделать их на утро. На мой вопрос, что с ней, он в грубой форме ответил: «Я не знаю, что с ней». Я просила о госпитализации, на что он ответил отказом.

Я попросила дать назначение лекарств, на что он также ответил отказом, и сказал ехать домой, после чего удалился», — говорится в заявлении.

Доехать до дома Азизовы не успели. Нине Александровне снова стало плохо, и она попросила заехать в сердечно-сосудистый центр, который находился рядом с больницей. Там невролог назначила компьютерную томографию, которая, как сообщила врач, показала, что инсульта нет.

Женщину снова отправили домой, но состояние продолжало ухудшаться. Нина Александровна не смогла подняться по лестнице и по дороге в квартиру потеряла сознание.

Автор цитаты

«Я вызвала вторую «скорую», говорила и в 112, и бригаде, чтобы они были с носилками, потому что мама не дойдет. Пришли две женщины, врач и медсестра, такое ужасное отношение, — рассказывает корреспонденту «Известий» Алена Азизова.

— Мы с папой вдвоем поднимали маму, сотрудники нам просто предложили звонить в соседние квартиры, чтобы вышли мужчины помочь отнести маму наверх. Не в машину «скорой», а наверх, домой! Врач отказалась смотреть маму на лестнице, реанимацию она тоже не вызвала. А я в таком состоянии была…

За 24 года первый раз «скорую» вызвала. Тогда даже не подумала о реанимации, хотя она и была нужна».

Вся помощь этой бригады, по словам Алены, ограничилась проведенным ЭКГ и десятью таблетками глицина. Нину Александровну, как отмечает Алена, вынудили подписать отказ от госпитализации, а наутро посоветовали обратиться к участковому терапевту. Но до этого момента женщина уже не дожила.

«В 5:30 я услышала громкий крик мамы. Я вскочила с кровати, прибежала в комнату и увидела, что папа сидит на полу и у него на коленях мама. Два раза она теряла сознание, после чего я вызвала «скорую».

Пока мы ждали «скорую», маму переложили на диван. Она очень сильно хрипела, пульс был слабым, у рта появилась пена. По верхней части бедра пошли багровые пятна», — вспоминает Азизова.

Новая бригада помочь уже не смогла.

Автор цитаты

«Весь мамин коллектив в шоке. У меня огромные претензии ко второй бригаде скорой помощи.

Я звонила в справочную службу скорой помощи, мне сказали, что информацию о врачах только органам предоставляют, — делится с изданием девушка.

— Я пошла в прокуратуру своего района, там заявление отказались принять, сказали: «Прокуратура не занимается уголовными делами. Можете написать заявление после того, как вам откажут в заведении уголовного дела».

«Известия» направили запрос в местную прокуратуру, но к моменту выхода публикации комментарии сотрудники не предоставили. По словам адвоката Азизовой, уголовное дело против врачей больницы не возбуждено.

Что за инцидент?

Случаи гибели пациента по вине медперсонала были в Твери и ранее. В сентябре 2019 года, предположительно, из-за нарушений в действиях врачей «скорой» умер пятилетний ребенок.

Родственники обратились к депутату Конаковского района с просьбой разобраться в истории и найти виновных.

Как стало известно корреспонденту «Известий», фельдшерской бригаде поступил вызов — функциональные нарушения дыхания у ребенка пяти с половиной лет. Насыщенность крови кислородом оказалась сильно ниже нормы.

Собеседник «Известий», попросивший не раскрывать имени, отметил, что в таком случае по стандартам оказания медицинской помощи сотрудники обязаны были дать пациенту кислород. Вместо этого была вызвана еще одна бригада, педиатрическая. Но и ее сотрудники недооценили состояние ребенка. Сделав укол дексаметазона, врачи ушли в машину, велев родителям собирать ребенка и ехать с ними в больницу.

Автор цитаты

«Они сделали инъекцию гормона, но состояние не отследили. А вдруг аллергия, а вдруг непереносимость, как будет развиваться состояние ребенка? При такой ситуации (насыщенности гемоглобина кислородом. — Прим. ред.) — чуть двинь пациента, и он перестанет дышать», — объясняет собеседник «Известий».

Так и вышло. Одевая ребенка, родители поняли, что проблемы с дыханием усилились. По дороге в больницу, как полагает собеседник издания, были допущены ошибки в медицинской эвакуации. «Скорее всего, ребенок не был интубирован. Это дало бы возможность ему начать дышать, подключить к ЭВЛ.

В больнице он был уже практически полумертвым. Бригада не предупредила, чтобы их сразу встретил реаниматолог. Семью просто оставили в приемном отделении, — объясняет «Известиям» источник.

— Когда ребенка подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, мозг уже умер, в сознание ребенок больше не пришел».

Полагать, что правила эвакуации действительно были нарушены, позволяет внутренняя переписка врачей и координаторов местной службы скорой помощи, которая оказалась в распоряжении «Известий».

Несмотря на это, единственное последствие для врачей в этой истории — увольнение педиатра «по собственному желанию». Начальник единого диспетчерского центра и исполняющая обязанности главного врача службы скорой медицинской помощи, которые должны были контролировать ситуацию, наказания не понесли.

Цена ошибки

Медицинский юрист Андрей Бендер полагает, что привлечь медицинский персонал к уголовной ответственности не получится и в случае с Ниной Азизовой. «Вряд ли найдут лицо, которому предъявить обвинение.

На каком этапе был сердечный приступ? После первого, после второго вызова? Так как пациент умер — запросят первичную медицинскую документацию, и тут два варианта: или она будет соответствовать действительности, или это будет какая-то другая история, которая соответствует не реальности, а нормам, — объясняет специалист.

— Серьезные нарушения в действиях врачей не докажут, если девушка не вела видеозапись хождения по больнице, как приехала «скорая», как она оказывала или не оказывалась помощь».

Скорее всего, полагает юрист, речь пойдет о нарушении порядка оказания медицинской помощи, за что родственники погибшей смогут выдвинуть требование компенсации в гражданском судопроизводстве. В отношении врачей правосудие максимум ограничится выговором.

Основания для таких выводов у специалистов действительно есть. Даже в случаях, когда врачебная ошибка очевидна и доказана, а дело возбуждено, всё может ограничиться штрафом.

В четверг, 21 ноября, стало известно, что из-за халатности коллег умер еще один врач, на этот раз в Нижнем Тагиле. Кардиологу Андрею Карасееву назначили несложную операцию по удалению нагноения на ноге. Провели ее в больнице, где Карасеев работал 36 лет.

Всё прошло успешно, мужчина уже лежал в палате под капельницей, к нему пришла жена. Неожиданно Карасееву стало нехорошо. «Я в первые минуты не обратила внимания на капельницу, Андрей меня предупреждал: не пугайся, буду под капельницей, должны поставить физраствор, так положено, — вспоминает женщина.

— Спросил меня, который час, а потом сразу: «Оля, а что мне капают? Что-то мне нехорошо». После этих слов всё и началось. За секунды он стал меняться в лице. Я поняла, что всё дело в этой капельнице. Выскочила в коридор, закричала: «Помогите!» Подбежала медсестра.

Я кричу: «Что вы ему капаете?» Она назвала препарат. Я закричала: «Вытаскивайте капельницу!».

Оказалось, Андрею Карасееву дали антибиотик цефуроксим, который ему противопоказан из-за аллергической реакции. Об этом написано в его медицинской карте. Помочь мужчине уже не смогли, он умер в своей же больнице от анафилактического шока.

Было возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности». Врач признал вину.

Суд, отталкиваясь от того, что у обвиняемого хорошие характеристики и не было судимостей, назначил за преступление средней тяжести штраф в размере 25 тыс. рублей.

Кроме того, сотрудникам были объявлены выговоры за «недостаточную организацию работы отделения» и «недостаточный сбор анамнеза». С врачами-хирургами было велено провести «занятия по качественному заполнению истории болезни».

И всё это, несмотря на то что статья, по которой судили врача, подразумевает уголовную ответственность. Здесь, как объясняет Андрей Бендер, начинает работать негласное правило, по которому реальные сроки врачи получают только в случае, если доказан умысел.

Автор цитаты

«Были конференции Минздрава, Следственного комитета, пришли к такому решению. Это делается, чтобы вывести врачей из-под удара. Раньше такие дела не рассматривались громко и публично, сейчас — они все в новостной повестке.

Видно, что таких врачебных ошибок много. Если за каждую начнут давать уголовный срок, то, как и пишут врачи в своих петициях, они просто не выйдут на работу, потому что будут бояться лечить пациентов.

Думаю, всё это делается, чтобы не лишиться врачебного корпуса», — объясняет юрист.

О ситуации с медицинскими службами регионов «Известия» неоднократно писали ранее. Учитывая современные условия труда, есть все основания полагать, что ужесточение закона приведет к тому, что последние грамотные специалисты или вовсе покинут государственную медицину, или уйдут в частные клиники.

Тем не менее, как уверяют юристы, шансы наказать виновных все-таки есть и в нынешней системе правосудия. Главное, найти адвоката и запастись терпением. «В случае с кардиологом из Нижнего Тагила я бы рекомендовал родственникам подать апелляцию. У них были бы все шансы добиться прекращения для врача профессиональной деятельности», — полагает Андрей Бендер.

Сложнее всего в этом случае — найти в себе силы.

Источник: https://iz.ru/945918/mariia-rubnikovich/doktor-ne-pomog-kak-khalatnost-vrachei-gubit-zhizni-ikh-zhe-kolleg

Врачебное дело. 7 примеров уголовного преследования медиков за мнимые ошибки

Врачебная халатность примеры

На днях стало известно об уголовных делах против врачей Калининградского областного перинатального центра. И.о главврача Елену Белую обвиняют в организации убийства новорожденного.

 Это дело соединили с предыдущим, по которому Белую в ноябре 2018 года отправили под домашний арест. Тогда ее обвинили в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий.

 Претензии у следствия возникли также к реаниматологу перинатального центра Элине Сушкевич.

В ноябре 2018 года в центре родился ребенок весом 700 граммов. По версии следствия, Белая и Сушкевич убили сильно недоношенного младенца в роддоме, внеся в журнал запись о мертворожденном ребенке, чтобы «не портить статистику медучреждения, что могло негативно повлиять на назначение Белой на должность главврача».

Члены профсоюза медработников «Действие», профсоюза работников скорой помощи «Фельдшер.

ру» и других профессиональных организаций направили обращения к международным сообществам медиков в связи с делом Белой и Сушкевич.

Они утверждают, что медики в России испытывают репрессии и гонения со стороны общества и власти, а уголовная ответственность за медицинские ошибки предоставляется в неверном свете под видом умышленных убийств.

Количество уголовных дел в отношении врачей в России растет с каждым годом.

Если в 2012 году по результатам 2100 обращений граждан завели 311 уголовных дел, то в 2017 году число обращений в СК увеличилось до 6050, а количество дел — до 1791 В апреле 2019 года замглавы Главного управления криминалистики СКР Анатолий Сазонов сообщил, что за 2018 год было зафиксировано 6500 жалоб на действия медиков, по ним следователи возбудили 2029 дел, 300 из них дошли до суда.

The Insider вспоминает наиболее громкие дела врачей последних лет.

Дело Елены Мисюриной

Одно из самых известных – уголовное дело против московского гематолога Елены Мисюриной.

 По данным следствия, 25 июля 2013 года Мисюрина при проведении трепанобиопсии нарушила «методику, тактику и технику» процедуры, в результате чего произошло «сквозное повреждение кровеносных сосудов» пациента, который в результате скончался. В 2015 году против нее было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.

 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». Позднее его переквалифицировали на ч. 2 ст. 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека».

Свою вину Мисюрина не признала. 24 января 2018 года Черемушкинский суд Москвы признал Мисюрину виновной и приговорил к двум годам колонии общего режима. 16 апреля Мосгорсуд отменил приговор.

https://www.youtube.com/watch?v=JlXYiWYr0KE

Приговор Мисюриной вызвал большой резонанс. В соцсетях были организованы акции с хештегом #ЯЕленаМисюрина, на портале Change.org  организовали сбор подписей в поддержку Мисюриной.

Ряд главных врачей московских клиник, ученых и волонтеров выступили с заявлениями о неправосудности приговора и опасности для здравоохранения, которую влечет уголовное преследование врачей за врачебные ошибки, не связанные с халатностью.

Дело о гибели Марии Дроновой

В ноябре 2018 года в Воронеже умерла 89-летняя пенсионерка Мария Дронова. Она попала в больницу с диагнозом «гангрена обеих нижних конечностей, слева влажная, справа сухая».

Врачи могли признать ее неоперабельной, могли ампутировать обе ноги одновременно или произвести ампутацию поочередно, начиная с той ноги, которая приводила к наибольшей интоксикации организма. Выбрали последний вариант.

 Позднее пенсионерке пришлось ампутировать вторую ногу, на которой началась гангрена.

Сын Дроновой Андрей утверждал, что врачи ампутировали ей здоровую ногу вместо больной. Следственный комитет по Воронежской области возбудил уголовное дело по части 2 статьи 118 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»).

Медики написали заявление в полицию, в котором обвинили Андрея Дронова в том, что он требовал у них 5 млн рублей и похитил часть документов из карты пенсионерки. Старший сын погибшей Игорь Дронов, в свою очередь, заявил, что «был готов к ампутации обеих ног» и потому «не был особенно удивлен».

Собственное расследование провел союз медицинского сообщества «Национальная медицинская палата». Департамент здравоохранения и эксперты НМП пришли к выводу, что врачи невиновны.

Дело Зайтуны Кудояровой

В июне 2018 года в Уфы судебный процесс по обвинению 71-летней акушера-гинеколога поликлиники №47 Зайтуны Кудояровой в «преступной небрежности», которая привела к гибели плода.

В 2014 года Кудоярова диагностировала у Элианы Костиной нарушение маточного плацентарного кровотока. Гинеколог приняла решение лечить пациентку амбулаторно. Когда все сроки прошли, а роды так и не начались, гинеколог из районной консультации отправила Костину в роддом, чтобы там срочно провели роды.

Первые два дня врачи к Костиной вообще не подходили. В результате, когда ее отвезли в родильное отделение, она родила мертвого ребенка.

Согласно решению Демского районного суда Уфы от 1 февраля 2016 года, причиной гибели плода стала халатность врачей городского роддома №3, которые не приняли роды в срочном порядке. Костина потребовала привлечь к ответственности врачей. Однако прокуратура возбудила уголовное дело в отношении Зайтуны Кудояровой. Сама Костина считает нее невиновной.

Дело Александра Шишлова

В июне 2019 года суд  в Астрахани приговорил психиатра Александра Шишлова к двум годам колонии-поселения. Ему было предъявлено обвинение в халатности, повлекшей смерть человека.

В 2017 году Шишлов выписал из больницы страдающего шизофренией мужчину. Через два месяца после выхода из лечебницы тот убил ребенка и напал на полицейских.

По версии защиты, решение выпустить шизофреника принимал не лично Шишлов, а коллегиальная комиссия, в которой обвиняемый был младшим должностным лицом.

Коллеги Шишлова,  вставшие на его защиту, указывают на несколько важных моментов, которые выяснились в ходе суда. В частности, по словам родственников, больной к моменту убийства самостоятельно перестал принимать назначенные ему лекарства. Кроме того, участковый наблюдал пациента на третий день после выписки и при этом никаких рекомендаций не передавал.

Сейчас в соцсетях ходит петиция в защиту Шишлова.

Дело Вадима Насихова

Еще одно дело в отношении врача-гематолога, практически повторяющее канву дела Мисюриной. В марте 2016 года 29-летний гематолог Пермской краевой клинической больницы Вадим Насихов провел процедуру трепанобиопсии для подтверждения гематологического диагноза.

Состояние 60-летней пациентки резко ухудшилось через несколько часов после процедуры, ее экстренно прооперировали и перевели в реанимацию, где она умерла спустя двое суток. По версии следствия, Насихов повредил пациентке артерию, и именно это стало причиной ее смерти.

Первая судмедэкспертиза не установила вины врача. Однако родные погибшей добились повторной экспертизы, и Насихову предъявили обвинение. За Насихова вступились его пациенты и коллеги, а также «Лига защиты врачей».

 В ходе процесса проводивший комплексную экспертизу профессор Пермского государственного медицинского университета Владимир Желобов заявил об отсутствии нарушений и причинно-следственной связи между проведенной процедурой и смертью пациентки.

 Однако суд проигнорировал заключение эксперта, поскольку Насихов был его студентом.

Весной 2018 года суд приговорил Насихова к двум годам лишения свободы условно.

Дело Тамары Пермяковой

27 февраля 2019 года в Кирове был задержана заведующая поликлиникой Тамара Пермякова, которую следователи обвинили в халатности после гибели ребенка. 20 февраля в кировской квартире было найдено тело девочки, скончавшейся от обезвоживания. Дома ее почти на неделю оставила 21-летняя мать. Перед уходом она перекрыла воду.

По версии следствия, из-за отсутствия контроля со стороны сотрудников поликлиники ребенок долгое время жил в антисанитарных условиях, голодал и не получал необходимых лекарств.

В Национальной медицинской палате рассказали, что девочку до 8 месяцев регулярно осматривал педиатр. С 9 месяцев родители перестали приходить на прием и обращаться за медпомощью.

Четыре раза к ним домой пыталась попасть участковая медсестра. На телефонные звонки семья не отвечала.

 В ходе последнего разговора женщина, представившаяся бабушкой, через домофон ссказала медикам, что ребенок с матерью больше в квартире не проживают.

В знак протеста против задержания коллеги подали заявления на увольнение сто кировских педиатров.

1 марта по ходатайству Национальной медицинской палаты Пермякову освободили из-под стражи.

Дело о гибели Анастасии Снежко

В Краснодаре продолжается процесс по делу о смерти 81-летней Анастасии Снежко. Она поступила в больницу со сложным переломом шейки бедра, врачи обнаружили у нее сопутствующие проблемы со здоровьем. 23 июля 2016 года она умерла. Судебно-медицинская экспертиза установила, что, борясь с непроходимостью кишечника, кто-то из медиков повредил Снежко прямую кишку.

Следователи предъявили обвинения трем хирургам – Сергею Ченскому, Радмиле Пашаевой, доктору медицинских наук Игорю Аксенову, травматологу Вячеславу Атапину, завотделением травматологии, кандидату медицинских наук Владимиру Абдуеву, медсестре Ирине Пантюхиной и заместителю главврача краснодарской железнодорожной больницы Нине Поздняковой.

Им предъявлены обвинения в «выполнении работ или оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшим по неосторожности смерть человека». Дочь погибшей потребовала от врачей 80 млн рублей в качестве компенсации.

Источник: https://theins.ru/news/164199

Эксперт пояснил разницу между врачебной ошибкой и халатностью

Врачебная халатность примеры

Юридического определения понятия «врачебная ошибка» не существует. При этом в медицинской литературе представлены десятки вариантов определений. Пожалуй, самое классическое дано в 1946 году патологоанатомом И. В.

Давыдовским (академик АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР, лауреат Ленинской премии, вице-президент АМН СССР).

Врачебная ошибка, по Давыдовскому, – это «следствие добросовестного заблуждения врача при выполнении им профессиональных обязанностей».

То есть врачебная ошибка исключает умышленность преступных действий, а также халатность или непрофессионализм.

Врач, должным образом оказывая медицинскую помощь, принял неверное решение, основываясь на тех данных, которые были им получены. Ошибка в интерпретации была допущена не в силу незнания, а из-за того, что болезнь имела особенное течение (казуистические случаи), либо данные исследования были не совсем объективными, но в этом не было вины самого врача.

Опираясь на данное определение, можно сделать вывод: врачебная ошибка не подразумевает вину медицинского работника.

В то же время сегодня часто под врачебной ошибкой понимаются именно виновные действия, т.е. халатность, ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей.

И здесь для медработников и медицинских организаций возникают большие риски оказаться виновными и понести наказание.

Проигранное дело в рамках гражданского процесса для организаций означает, как правило, выплату пострадавшей стороне компенсации за причиненный вред. Для медиков риск более серьезен – вероятность привлечения к уголовной ответственности.

Верные вопросы

Ни одно дело о врачебной ошибке не обходится без судебно-медицинской экспертизы. Она назначается в тех случаях, когда есть основания предполагать, что негативные последствия, проявившиеся у пациента, были причинены неправильными действиями медработников, либо медицинской организацией при оказании медицинской помощи.

При назначении судебно-медицинской экспертизы перед экспертом ставятся вопросы. От того, как они будут сформированы, зависит многое в исходе дела.

В моей практике был случай, когда девушка 25 лет внезапно скончалась. Она болела ОРВИ, состояние ухудшалось, пациентка была госпитализирована и  умерла в больнице. Родители обвиняли бригаду скорой помощи и персонал больницы в несвоевременной госпитализации и в неверном лечении.

При этом причина смерти пациентки не была установлена. Были проведены две судебно-медицинские экспертизы, ни одна не дала ответ на вопрос о причине смерти.

По всей видимости, пациентка умерла от сепсиса, но в процессе экспертиз анализы и исследование на выявление сепсиса не проводились.

В итоге в отношении медработников не было возбуждено уголовное дело, но больницу все же обязали выплатить компенсацию в несколько миллионов рублей родителям умершей.

Часто со стороны медицинской организации отсутствует системное понимание, какие вопросы нужно ставить перед экспертом. Например, защищая доктора, которого обвиняли в неверной установке имплантов, приведшей к повреждению тройничного нерва у пациентки, мы сформулировали ряд вопросов для судебно-медицинского эксперта.

Просили указать, в каких стандартах медицинской помощи или литературных источниках содержатся указания по технике установки имплантов. Таких источников не было, были только национальные клинические рекомендации, которые рекомендованы к исполнению, но не обязательны, а значит, правовым источником и эталоном не являются.

Здесь следует пояснить, что на эталон в лечении пациентов должен опираться как врач, так и судебно-медицинский эксперт, оценивающий результаты лечения.

Эталоном могут служить стандарты медицинской помощи (при этом основная функция стандартов медпомощи – расчет стоимости лечения, но никак не оценочный критерий).

Поскольку результаты экспертизы были построены на информации из клинических рекомендаций, не являющихся эталоном, мы оспорили ее результаты, заявив, что экспертиза была проведена ненадлежащим образом.

Условия вины

Судебно-медицинская экспертиза проводится, чтобы установить условия вины медицинской организации и врача, наличие причинно-следственной связи между действием медработника и наступившими негативными последствиями. Например, хирург при операции забывает в операционной полости инструменты либо салфетку. Пациента благополучно выписывают, а через какое-то время он умирает.

Тут важно определить причинно-следственные связи: если пациент с инородным телом в животе умирает от острого нарушения мозгового кровообращения, причинно-следственная связь, скорее всего, не будет установлена, а значит, и о вине медицинского работника и организации говорить не приходится.

А если у пациента случился перитонит, связь между ошибкой  и негативными последствиями налицо.

Несколько лет назад на одной из шахт произошла авария, несколько пострадавших в крайне тяжелом состоянии были доставлены в районную больницу, где впоследствии скончались. В этот момент в городе случилась техногенная катастрофа, прекратилась подача электричества. Собственный генератор в больнице не смогли завести, соответственно не работали аппараты ИВЛ.

На судебно-медицинской экспертизе был поставлен вопрос: умерли пациенты  в результате отсутствия ИВЛ или по другим причинам? Эксперты вынесли заключение, что вне зависимости от того, работал аппарат ИВЛ или нет, к смерти привели травмы, не совместимые с жизнью.

Условий для наступления юридической ответственности должно быть четыре: факт причинения вреда здоровью пациента, неправомерность действий персонала медицинской организации, прямая причинная связь между ними, вина персонала медицинской организации.

Если хотя бы одного из четырех условий вины нет, говорить, что во врачебной ошибке виноваты врачи или медорганизация, нельзя. Но это в теории.

На практике мне встречались дела, когда, несмотря на отсутствие причинно-следственной связи и прямое указание Верховного суда РФ на то, что отсутствие такой связи не делает причинителя вреда виновным, суды выносили решения против медицинских организаций и медработников. Стоит иметь в виду, что подобные прецеденты возможны.

***

Любое обращение в суд – это трата нервов и времени как для врача, так и потерпевшего, именно поэтому я всегда советую договариваться с пациентом на досудебном этапе. Если же пострадавший все же планирует обратиться в суд, важно проинформировать его, что рассмотрение врачебных дел длится, как правило, долго.

Это связано с длительным сроком проведения экспертизы.

Стоит задать вопрос пострадавшему: готов он ждать и тратить свои нервы и время на все эти заседания, подставляя других пациентов, которые недополучат помощь, потому что врач будет ходить на слушания в суде?  Беседа в таком ключе часто помогает пойти на мировую в досудебном порядке.

Елена Григорьева, medvestnik.ru

Источник: https://medrussia.org/5723-khalatnosty/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.